Внимание! Началась подписная кампания

Ее можно оформить во всех отделениях почтовой связи города и района. Подписная цена: на 6 мес.- 504,54 руб., для ветеранов войны и инвалидов 1 и 2 группы- 440,82 руб., на 1 месяц 84, 09 руб.

Судьба лимитрофа

Судьба лимитрофа

А. Ларин

Мы очутились на краю пропасти, но потом сделали шаг вперед. Пьер Данинос.

yandex.ru

Судьба лимитрофа

Мы очутились на краю пропасти, но потом сделали шаг вперед. Пьер Данинос.

Сегодня, 24 августа, Украина отмечает очередной День независимости. Будет военный парад, будут торжественные речи, будут заявления об очередном, на этот раз уж «точно–точно» окончательном разрыве с Россией. Все это будет мало интересно за пределами Украины, потому что реальная судьба этого постсоветского лимитрофа решается совсем в других инстанциях. И как раз в последние дни наблюдается очередной всплеск активности на этом направлении.
Дело – труба!
23 августа в Женеве встретились советник по национальной безопасности президента США Джон Болтон и секретарь Совета Безопасности РФ Николай Патрушев. Тем для переговоров анонсировано много, но в том числе, разумеется, и Украина.
Разумеется, потому что уже на следующий день, 24 августа, Болтон прилетает в Киев. И, несмотря на праздник и торжества, намерен провести с украинским руководством серьезные переговоры. После которых, предположительно уже на следующей неделе, Болтон планирует встретиться с главой МИД РФ Сергеем Лавровым.
Активизировался и спецпредставитель Трампа по Украине Курт Волкер, хотя про него уже начали забывать. Активизировались сенаторы и сам президент США, по-обещав подумать об отмене санкций в ответ на «хорошее поведение» России в Сирии и на Украине. С чего вдруг такой возросший интерес к затухшей было и всем надоевшей проблеме?
Долго тут думать не надо, ответ лежит на поверхности. На прошлой неделе Владимир Путин слетал в Германию, завернув по пути на свадьбу в Австрии, где обсудил все насущные вопросы с канцлером Меркель. В числе этих насущных вопросов строительство «Северного потока–2», точнее, способы оградить его от новых американских санкций. И, согласно утечкам, способы эти были найдены и согласованы, строительство продолжается, и санкции, какие бы они ни были введены, будут бесполезны. Как и Украина после завершения этого строительства.
То, что Ангела Меркель, несмотря на все положенные риторические заявления о необходимости сохранения украинского транзита, все–таки упорно настаивает на строительстве «Северного потока–2», демонстрирует явное ослабление ее интереса к самой Украине. Удовлетворившись столь же риторическим заявлением Путина о готовности сохранить этот транзит в случае его экономической целесообразности (что выглядит явной издевкой), Меркель снимает с себя всякую ответственность за судьбу Украины, что не может не беспокоить руководство последней. Потому что Меркель – это фактически ЕС. Если Меркель потеряет интерес к Украине, поддерживать его в Европе – на практическом, осязаемом уровне – будет больше некому. И останется одна только Америка.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь Президента РФ.

Мы видим абсолютно нежелание киевских властей делать хоть что-то в русле урегулирования. Поэтому здесь тоже нужно как-то конкретизировать, что имеется в виду, что ожидается от России в плане украинских дел и почему ничего не ожидается от киевских властей.

Очевидный вариант
Но Америка далеко, у Америки своих проблем полно. У Америки предчувствие гражданской войны, у Америки реальные торговые войны со всем миром, у Америки на носу выборы и возможный импичмент президента. Нынешний всплеск активности, возможно, последний шанс Украины оседлать спадающую волну интереса и все–таки привлечь к себе внимание статусных мировых игроков. Которым на самом деле давно уже нет никакого дела до Украины – уровень решаемых проблем и задач сейчас на порядок выше.
Пока суть да дело, украинцам предложат хоть как–то замириться с Россией, чтобы создать хоть какую–то иллюзию надежности транзита и попробовать соблазнить этим немцев. Но проблема уже не только в надежности Украины как политического субъекта, но и в надежности, собственно, ее газотранспортной системы. Неремонтируемая и необновляемая за все годы незалежности, она работает на пределе мощностей и сроков годности и в любой момент может выйти из строя – на одном участке или на другом, или вся целиком.
Ясное дело, украинская газотранспортная система нуждается в коренной и тотальной модернизации, которая оценивается примерно в ту же сумму, что и строительство «Северного потока–2». Еще при Кучме и даже Ющенко Украине предлагали подобный вариант с финансовым участием и вхождением в управление газотранспортной системы России и Германии. Гордые украинцы отказались, желая сохранить за собой полный контроль над трубой.
Русские с немцами пожали плечами и начали строить «Северный поток». А потом «Северный поток–2». И теперь им обветшавшая украинская труба не нужна совсем – модернизация ее встанет дороже, чем строительство новой. К тому же за новую будут отвечать на паях только Россия с Германией, без кучи надоедливых, ненадежных и прожорливых лимитрофов. Нетрудно догадаться, какой вариант предпочли Меркель с Путиным, несмотря на все давление Америки и нытье Украины.

Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ.

Конечно же, всем понятно, что санкции в отношении России введены не из-за Сирии, не из-за Украины, не из-за Крыма, не из-за чего бы то ни было, кроме как из-за желания использовать методы недобросовестной конкуренции, продвигать абсолютно бесперспективную политику сдерживания РФ.

Вывести за скобки
Это судьба всех лимитрофов, пытающихся играть против истории и географии. Малые государства, волею судеб образовавшиеся на стыке больших, должны либо вести предельно сдержанную, корректную и нейтральную политику по отношению к соседям, либо однозначно примкнуть к тому, чья сила тяготения в силу исторических, географических или экономических причин больше, чем у другого соседа. Первый тип политики проводит Швейцария, например; второй – Канада. Украина выбрала третий тип, пытаясь играть на противоречиях двух соседей–гигантов, стравливая их друг с другом и забывая, что те всегда могут договориться. Как правило, за счет лимитрофа–неудачника.
Польша раз за разом пыталась играть на противоречиях Германии с Россией, и раз за разом немцам с русскими это надоедало и они попросту делили Польшу между собой. Украинцы много раз пытались устроиться между Польшей и Россией, заигрывая и предавая и тех и других, пока и тем и другим это не надоело и они не договорились, попросту поделив Украину. Украина не вошла в состав России, не было тогда еще такого субъекта, обладавшего подобным правом. Украинцы бегали между Москвой и Варшавой, пока те не решили, кому что отходит. Так было в XVII веке, так было в ХХ, так будет и в XXI.

Вы знаете, что около девяти миллионов людей постоянно выезжает на заработки, это нормально вообще? Это не нормально, поэтому я против того, чтобы здесь была Россия, но я и против того, чтобы здесь была Малороссия. А Порошенко строит Малороссию. Я хочу, чтобы здесь была Украина.

Семен Семенченко, депутат Верховной Рады.

Украину поделят не потому, что она может быть кому–то интересна как ценный актив. Не осталось на сегодняшней Украине ничего ценного, кроме, может быть, чернозема. Все остальное – от карпатских лесов до девушек модельной внешности – вывозится на место потребления без необходимости контроля территории. По идее, на контроль территории можно было бы поставить лояльное правительство, но беда в том, что оно не справляется. Во–первых, потому что само желает нажиться на этой самой территории, а во–вторых, просто в силу некомпетентности. Нет у украинской власти традиции управления страной, тем более такой сложной и многонациональной по факту, как Украина. Ни опыта нет, ни умения, ни даже желания. И получается в итоге то, что получается.
«Мы первая нация в мире, которая может исчезнуть полностью. Вдумайтесь в цифру: за 25 лет – минус 10 млн украинцев. Это целая Швеция, Греция или Португалия. Это в 2,5 раза больше, чем во время голодомора. Это даже больше, чем было убито во время Второй мировой войны», – прозвучало недавно в сюжете телеканала ТСН. По словам ведущей, «Нас – 42 миллиона. Пока вы привыкаете к этой цифре, международные эксперты утверждают, что нас еще меньше, около 35 миллионов… Пока длился этот сюжет, умерли трое украинцев, а родился лишь один».
Если бы эта умирающая и дичающая страна находилась бы на окраине Африки, никому бы до нее не было дела. Но она находится в центре цивилизации, на границе двух великих миров – русского и европейского – и мешает сейчас им обоим противостоять третьему, американскому. К тому же на ней атомные станции, оставлять без контроля которые никто не рискнет. Так что вариантов особых не остается. Украина будет поделена на зоны ответственности и выведена за скобки великого евразийского уравнения.

По страницам СМИ
 «Военный парад, который пройдет в Киеве 24 августа, может стать последним для Петра Порошенко в качестве верховного главнокомандующего. По последним социологическим опросам он занимает лишь седьмое место среди потенциальных кандидатов на пост президента, располагая поддержкой лишь 5% избирателей. Впрочем, остальные конкуренты имеют примерно такой же рейтинг, и даже лидер нынешних симпатий Тимошенко вызывает желание проголосовать за нее только у 10% взрослого населения страны».
«Взгляд».
«Советник президента США по вопросам национальной безопасности Джон Болтон приедет в Киев после встречи в Женеве с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым. В ближайшие недели могут состояться также переговоры Болтона и главы МИД РФ Сергея Лаврова. Параллельно развивается переговорный процесс в треугольнике РФ–Германия–Украина: Ангела Меркель пообщалась с Петром Порошенко по телефону до и после встречи с Владимиром Путиным. Все стороны готовят встречу «нормандской четверки».
 «Независимая газета».
Экспертное мнение
- На заданный кем-то из журналистов вопрос он (Путин – А.Л.) ответил, что и Украину тоже обсуждать будем. Вот это «тоже» для Киева хуже русских танков на Крещатике. Запад решает украинскую проблему с Россией без Украины в ряду других вопросов. Украина не только не главная тема встречи, она просто одна из многих: о природе, о погоде, о папуасах, заодно и об Украине. В СМИ украинская тема далеко уступает по актуальности австрийской свадьбе и десятиминутному опозданию на нее кубанского казачьего ансамбля. Это не просто эффективная политика. Это еще и красивое исполнение. Съездил на свадьбу, заодно и европейские проблемы в глобальном контексте решил, и об Украине тоже поговорил.
Ростислав Ищенко, обозреватель МИА «Россия сегодня».

Статьи по теме

Наше местоположение