О нашем благосостоянии

О нашем благосостоянии

Д. Пигин

В канун очередных президентских выборов президент В. Путин сформулировал ряд стоящих перед государством приоритетных задач, в том числе по повышению благосостояния всех россиян, ликвидации созданного в силу известных причин удручающего разрыва между доходами абсолютного большинства населения и так называемой элиты, причем разрыва постоянно растущего вне зависимости от внешних обстоятельств или осуществляемых реформ, не затрагивающих, очевидно, самих основ существующей либерально–экономической модели развития, или «дикого капитализма», как иногда говорят.

Изображение с сайта donnews.ru

О нашем благосостоянии

В канун очередных президентских выборов президент В. Путин сформулировал ряд стоящих перед государством приоритетных задач, в том числе по повышению благосостояния всех россиян, ликвидации созданного в силу известных причин удручающего разрыва между доходами абсолютного большинства населения и так называемой элиты, причем разрыва постоянно растущего вне зависимости от внешних обстоятельств или осуществляемых реформ, не затрагивающих, очевидно, самих основ существующей либерально–экономической модели развития, или «дикого капитализма», как иногда говорят.

В обширном потоке разнообразной информации по данной теме обращает на себя внимание материал–исследование В. Барсукова (г. Белгород). Остановимся на этом подробнее, следуя логике автора и динамике показательных цифр из открытых источников, при этом усредненые цифры по группе стран, входящих в организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), объединяющую 34 страны, включая США, рассматриваются как некая мировая норма.

Итак, речь о зарплатах и наших доходах или, точнее, о характере распределения созданного национального дохода, или, еще точней, об имеющихся стартовых условиях и возможностях для решения общенародной задачи – ликвидации массовой бедности. Понятно, что распределять возможно лишь то, что сначала произведено в экономике, а обобщающим показателем экономического развития страны, как принято в международной статистике, является валовой национальный продукт (ВВП), рассчитываемый также и на душу населения. За период 1999–2016 гг. (так называемый «послеельцинский») душевой ВВП составил у нас в среднем 17330 $ за год, это 52,3% от уровня группы стран ОЭСР, 37,5% – от уровня США, 96,4% – от уровня Польши и примерно в 2 раза выше, чем в Китае (напомним, самой густонаселенной стране). Таким образом, исходя из мирового опыта, мы вправе были бы требовать, чтобы заработки и другие доходы у нас были хотя и вдвое ниже мирового уровня (читаем: западных стран) или втрое ниже, чем в США, но примерно равны уровню Польши и вдвое выше, чем в Китае. Однако в реальности это не так.

Более корректным показателем за тот же период является динамика собственно производства, исключая услуги, которое выросло в группе стран ОЭСР – до 119,1%, в США – до 112%, в Польше – до 231,5%, а в Китае – до 418% (самый высокий рост производства в мире, потому и сравнения с Китаем ныне все менее в нашу пользу).

Весьма показательна и динамика индекса потребительских цен за рассматриваемый период, которые выросли у нас в 6,4 раза, а в других сравниваемых странах намного меньше, примерно в 1,5 раза.

Существует известная экономическая закономерность, согласно которой рост производительности труда должен опережать рост заработной платы, и это правильно: сначала технологические новшества и модернизация – потом уж зарплата. Данное соотношение с негативными для экономики последствиями (дефицит и прочее) в позднесоветские времена не выдерживалось, но какова же картина сегодня? Обратимся к цифрам. Если производительность труда определять как стоимость валового национального продукта, создаваемого работником за час, то в среднем за рассматриваемый период с 1999 г. производительность в России была равна 18,0$ в час, составив 43,7% от уровня группы стран ОЭСР (41,3 $/ч), 32, 4% – от уровня США (55,7 $/ч), 81,6% – от уровня Польши (22,1 $/ч) и значительно превысив уровень Китая. В то же время средний часовой заработок у нас равен был 4,70 $, что составило 24,2% от уровня группы стран ОЭСР (19,4$), 17,2% – от уровня США (27,29 $), 52,5% – от уровня Польши (8,94 $), а Китай (3,51 $) существенно сократил по данному показателю свое прошлое отставание. В настоящий момент этот заработок уже выше российского при сохраняющемся отставании Китая в производительности.

Наглядный вывод из приведенных сравнений – низкие по современным критериям темпы экономического развития в нашей стране, несмотря на наличие у нас богатейших ресурсов. Безусловно, на современных экономических показателях сказывается инерция «провальных» 90–х, когда для подъема экономики и приведения ее к «дореформенному» уровню дорогие инвестиции были и не нужны, а достаточно было загрузить работой остановленные производственные мощности и освоить заброшенные посевные площади разгромленных колхозов и совхозов. Но для этого, очевидно, нужна была новая экономическая стратегия. Ставшее уже привычным само слово «капитализм» в нашем случае мало что объясняет, ибо, помимо нынешней российской, существуют и другие, более «цивилизованные» его модели.

Вернемся, однако, к основной теме. Из сравнения часовой производительности и часовых заработков российских работников следует, что за выпуск продукта (ВВП) стоимостью в 1 $ наш работник получает в качестве платы за труд 0,261 $, работник стран, входящих в организацию экономического развития и сотрудничества (ОЭСР) получает 0,470 $, американец – 0,490 $, поляк 0,450 $.

Иными словами, при часовой производительности российского работника в 43,7% от мирового уровня, исходя из мировой нормы платы за труд, он получает часовой заработок в размере 24,2% от этого уровня, или в среднем 55% от заработанного, а оставшуюся часть, перетекающую в прибыль, забирает собственник бизнеса.

В результате, по подсчетам автора исследования, за период с 2000 по 2016 гг., исходя из указанных выше мировых норм оплаты, работниками России было недополучено заработка в ценах 2016 г. на сумму 185,170 трлн руб. (около 7 трлн $). Ясно, что переход на цивилизованную мировую норму оплаты за труд существенно ослабил бы остроту социальных и бюджетных проблем, позволил бы миллионам российских людей выйти из–за черты бедности.

Конечно же, реальная жизнь не укладывается в умозрительные схемы, и государство вряд ли имеет возможность одномоментно ввести цивилизованный порядок распределения заработков, ибо существует великое множество сложностей в виде, например, кошмарного сна о «бесприбыльной» экономике, который может присниться российскому миллиардеру, но в любом случае, наряду с осознанием всякого рода препятствий, важна устремленность в будущее.

Рассматривая проблемы распределения, важно иметь в виду, что доходы относительно больших групп людей качественно различны и их надлежит рассматривать отдельно. В. Барсуков выделяет, в частности, клан выс-шей бюрократии и крупного бизнеса численностью 227 тыс. человек (0,3% от работающего населения). Будучи владельцами важнейших активов и не обязательно числясь занятыми, они получают основные доходы от собственности, составившие в исследуемом периоде, согласно данным налоговых служб, в среднем 2,5 млн руб в месяц на человека (не считая скрытых доходов от так называемого теневого сектора). Далее в этом перечне – высокооплачиваемые работники (менеджеры) в количестве 16% от трудоспособного населения, или 11,6 млн человек, назначаемых собственниками предприятий на руководящие должности. Их средний месячный заработок составил в том же периоде 69343 руб., что почти втрое выше среднего по стране, и приближается к уровню мирового (к этим доходам следует прибавить разовые выплаты в виде годовых бонусов, оплат отдыха и т.д.).

И последняя группа – рядовые работники в количестве 84% от занятого населения – 60,8 млн человек, – у которых, как отмечалось выше, 44,9% заработка забирает собственник–работодатель да еще 9,6% идут менеджеру, а им достается, выходит, менее половины от заработанного. Их средний месячный заработок составил в исследуемый период 18132 руб., т.е. примерно 2/3 от среднего заработка по России, или 5–ю часть от среднего заработка по группе стран ОЭСР (мирового уровня). Именно на них и легла вся вышеназванная недоплата до цивилизованных норм.

Ограниченные рамки статьи не позволили рассказать о различных аспектах борьбы с существующей бедностью, применительно к нашей огромной стране, о разнообразном арсенале инструментов этой борьбы, включая, например, адресную государственную помощь нуждающимся или частную благотворительность, о чисто психологических нюансах такой борьбы. Однако важно, чтобы критическое осмысление общих наших проблем совсем не мешало бы, а напротив, только способствовало эффективному их решению.

Статьи по теме