Внимание!

Началась подписка на газету "Арзамасские новости" на I полугодие 2020 г. Оформление во всех отделениях почтовой связи города и района. Подписная цена на 6 мес. - 541,98 руб., для ветеранов войны и инвалидов 1 и 2 групп - 446,82 руб.

Многоликий «демон революции»

Многоликий «демон революции»

Многоликий «демон революции»

– Ну, вот теперь очередь за Львом Давыдовичем Троцким, – потирая руки, с нескрываемой радостью говорил он после того, как сообщили о реабилитации Бухарина.
– Этому никогда не бывать! – парировал я. – У вашего Троцкого руки по локоть в крови… Он столько пролил русской крови, что ему вовек не отмыться.
– Поживем – увидим!
Но ни Горбачев, ни Ельцин реабилитировать Троцкого не решились. А мой визави, так и не дождавшись желаемого, эмигрировал, подобно Троцкому, за океан.

ный бренд” революции». Так называется новая книга Е. Титкова и Е. Подрепного. Авторы – доктора исторических наук, опираясь на документы и обширную историографию, шаг за шагом прошли по «следам» того, кого называли то пламенным революционером, то демоном революции, то оппортунистом, то контрреволюционером, и представили нам образ человека неординарного, но способного ради достижения своей цели пожертвовать судьбами тысяч людей, всего народа. Достоинство книги в том, что в ней наглядно показано, как Лейба Бронштейн, выходец из небедной еврейской семьи, превратился в Льва Троцкого –
одну из самых одиозных фигур русской революции; каково было влияние на него закулисных темных сил, каковы были тайные механизмы подготовки революционных потрясений в России.


В его биографии поразительно уже то, что он родился 26 октября (7 ноября) – то есть в тот самый день, когда спустя годы в России произойдет Октябрьский переворот, одним из организаторов которого будет он, вошедший в историю под чужой фамилией, с которой и уйдет к праотцам.


Его политическое «лицо» формировалось благодаря разным обстоятельствам. В юные годы он увлекается взглядами народников, затем его привлекают идеи социал–демократов, пытается изучать марксизм (но так до конца не дочитал «Капитал»), позднее его воображение захватывают «вольные каменщики», учения Фрейда, Ницше, Шопенгауэра. Им движет одно: нет, не идеалы свободы, равенства и братства, он хочет понять, как можно управлять людьми, народами, как можно вызвать гнев масс и как удержать власть в своих руках.


В своих воспоминаниях Троцкий пишет: «Я завел себе для франкмасонства тетрадь в тысячу нумерованных страниц и мелким бисером записывал в нее выдержки из многочисленных книг, чередуя их со своими собственными соображениями о франкмасонстве… Работа эта заняла в общем около года».


Его не захватывало изучение социального положения рабочего класса, его интересовала закулисная сторона политических и социальных процессов и тот тайный механизм, с помощью которого совершались революции, государственные перевороты; Троцкий готов был рассматривать масонство как одного из ведущих лидеров мировых общественных сил. «Стремившийся всегда первенствовать и подчинявший этому стремлению все свои жизненные помыслы, Бронштейн <…>, став частью этой организации, мог беспрепятственно идти по ступеням к высшей в мире власти», – приходят к выводу авторы книги «Лев Троцкий – “раскрученный бренд” революции».


Известно, что в период эмиграции в Европе он в течение шести месяцев посещал ложи «Мизраим–Мемфис» и «Искусство и труд». В январе 1917 года, будучи в Нью–Йорке, вступил в мощную сионо–масонскую организацию «Бнай–Брит», отчего вскоре получил деньги от Якова Шиффа и «Федераль Резерв Банка» на революцию. Масонские ложи с их театрализованными сборищами, загадочными масками и массовыми медитациями приводили в восторг склонного к экзальтированности Бронштейна.


А вот Е. Конюшенко в своей работе «Большевизм и Россия. К начертанию российской истории XX века» утверждает: Троцкий не был масоном, хотя хорошо знал масонскую идеологию и символику. Однако о влиянии «вольных каменщиков» на мировоззрение Троцкого говорят такие известные историки, как В. Шамбаров, Е. Чавчвадзе, Ю. Емельянов.
Не обходят стороной Е. Титков и Е. Подрепный и такую «скользкую» тему, как влияние на Троцкого А. Парвуса (Израиля Гельфанда). В различных статьях его рекомендуют как российского революционера, последователя социал–демократического движения, доктора философии, автора научных трудов и пьес. Но при этом умалчивают, что именно Парвус был главным экспортером революции в Россию. К. Радек в некрологе, опубликованном в «Правде» 14 декабря 1924 года, писал: «Парвус — это часть революционного прошлого рабочего класса…»


Как известно, Троцкий всю жизнь пропагандировал теорию перманентной (непрерывной) революции. Но подлинным автором ее являлся Парвус, который изложил ее в серии статей в газете «Искра» в 1904 году. Исследуя их взаимоотношения, авторы книги считают, что, вооружив Троцкого своими теоретическими установками, Парвус, который крепко был связан с франкмасонством, с германскими кругами, получив надежного проводника своих идей, подготавливал его в качестве вождя всероссийского революционного восстания.


Естественно, ученые–историки не могли не поднять вопросы отношений Троцкого и Ленина, которые то сходились, то расходились в своих взглядах на революцию, на устройство общества, и – по большому счету – видели друг в друге не столько товарищей по революционной борьбе, сколько соперников в лидерстве, влиянии на массы. То Ленин заявляет, что «не было лучшего большевика», чем Троцкий, то крестит его «иудушкой» и «проституткой»… Разобраться объективно в этих течениях и подводных камнях сложно, тем более что и Троцкий, и Ленин были связаны все с тем же Парвусом, о котором говорили: карманный революционер Германии. Но попытка предпринята, при этом акцент сделан на взаимодействии, противопоставлении, противостоянии, противодействии, столкновениях этих двух личностей, на судьбоносных событиях не столько для них (Ленина и Троцкого), сколько для государства. И хотя рассматриваются они (взаимоотношения) подробно и углубленно, все же дать полную картину в одной книге совершенно не реально. Тем более что многие вопросы авторами подняты в другой книге – «Парвус и Ленин. Финансирование русской революции».


Особое место в книге занимает тема борьбы с троцкизмом. При этом исследователи не пошли по «проторенному пути», не сбились на примитивное изучение, подобное таким пропагандистским работам, как «Ленинизм или троцкизм?» Л. Каменева, «Троцкизм или ленинизм?» и «Большевизм или троцкизм» Г. Зиновьева, «Об уроках троцкизма» В. Молотова, «Об истоках троцкизма» А. Мартынова, «История одного уклона» С. Канатчикова. И вместе с тем не скатились к тривиальному личностному столкновению между Троцким и Сталиным, что ставят во главу угла наши либералы. Вопрос рассматривается даже значительно шире и глубже, чем узкое внутрипартийное разногласие (хотя и это было) – речь идет о путях развития нового государства, о его месте в мировом сообществе.


В последнее время в отечественной публицистике замелькали сообщения, что Троцкий является основателем Красной Армии, мол, именно он привлек многих царских генералов и офицеров в новую армию, хотя крайне подозрительно относился к «золотопогонникам», а поэтому высказывался о «прикреплении» к ним надежных политических комиссаров, которые должны стать «револьвером, приставленным к виску командира». Он заявлял о необходимости железной дисциплины в армии, но при этом считал, что она может держаться только на страхе. Одновременно из–за страха потерять власть он отдавал приказы убивать людей. Когда под Казанью полки красноармейцев дрогнули, побежали, Троцкий распорядился расстрелять каждого десятого 2–го Петроградского полка. Были расстреляны командир полка Гнеушев, его комиссар–большевик М. Пантелеев и остальные коммунисты; в общей сложности 41 человек. Тела побросали в Волгу, затем «поутюжили» их винтами катеров. Сам Троцкий назвал проведенную децимацию так: «К загнившей ране было приложено каленое железо».


В 2010 году в издательстве «Молодая гвардия» вышла книга Г. Чернявского «Лев Троцкий» (серия «Жизнь замечательных людей»). Автор – эмигрировавший в США советский историк. В частности, он пишет: «Он (Троцкий – В.П.) не был по своей природе садистом». Все правильно: садистами не рождаются, ими становятся.


В своем стремлении показать личность Троцкого всесторонне Е. Титков и Е. Подрепный приводят мнения различных людей. Так, А. Луначарский писал: «Эффектная наружность, красивая широкая жестикуляция, могучий ритм речи, громкий, совершенно не устающий голос, замечательная складность, литературность фразы, богатство образов, жгучая ирония, парящий пафос, совершенно исключительная, поистине железная по своей ясности логика – вот достоинства речи Троцкого. <…> Огромная властность и какое–то неумение или нежелание быть сколько–нибудь ласковым и внимательным к людям, отсутствие того очарования, которое всегда окружало Ленина, осуждали Троцкого на некоторое одиночество. Подумать только, даже немногие его личные друзья (я говорю, конечно, о политической сфере) превращались в его заклятых врагов…» М. Урицкий говорил: «Пришла великая революция, и хотя у Ленина много мудрости, она начинает меркнуть рядом с именем Троцкого». К. Александров: «Он предлагает массе людей <…> иллюзии, выдавая желаемое за действительность. В этом заключается огромная трагедия русского народа…»


Постепенно, раскрывая различные эпизоды из жизни Троцкого, прежде покрытые завесой тайны, перед нами вырисовывается истинное лицо человека, которого и современникам–то не удавалось понять: он «на самом деле являлся призраком революции <...>, или бессовестным демагогом»?!


В сообщении о смерти Троцкого, опубликованном в «Правде», говорилось: «Троцкий стал жертвой своих же собственных интриг, предательств, измен. Так бесславно кончил свою жизнь этот презренный человек, сойдя в могилу с печатью международного шпиона на челе». А между тем, сожалеют авторы книги «Лев Троцкий – “раскрученный бренд” революции», многие мифы о нем по–прежнему гуляют по страницам отечественных изданий.

Статьи по теме

Наше местоположение